Хоки (taabat) wrote,
Хоки
taabat

Categories:

Время, которое закончилось

Такой, знаете, средневековый писец поставил в этой главе жирную зелёную точку и обвёл золотым ободком, чтоб верней.

И моя память резко понеслась обратно, к первой странице, потому что я всегда читаю книжки по два раза: первый раз проглатываю, а второй уже пытаюсь понять, что там было к чему.

Я рассказывала об этом в три часа ночи в фанатском чатике Хоумстака (долгая история), и мы сошлись на том, что интернет - это всё-таки добро, хотя до этого момента я ненавидела переписки. Они отнимают кучу времени, заставляя потратить час на разговор, который вслух занял бы пять минут. Но они и экономят время тоже, когда его нет, когда тебе надо прямщас.
Потому что к этим школьникам из чатика пришла такая же девочка то ли 14, то ли 17 лет, а не та я, которая сейчас я. Та, чьё время вышло окончательно почему-то именно сейчас, а не тогда, когда я плавно перестала ездить на игры.

И я начала им рассказывать вроде бы о тебе, но на самом деле о себе. О том, как мне было легко импровизировать с тобой, хотя мои навыки игры на флейте были чуть выше нуля, о том, как сложно совпасть с кем-то в чувстве юмора в ролевой тусовке, когда оно у тебя есть ты по социотипу Джек Лондон, и ещё о какой-то фактической ерунде, которая ничего не значит для окружающих, как если бы ты им назвал номер одному тебе известного анекдота.

А на самом деле - о нашей неприкаянности.
Она преследовала нас всех, и мы находили разные способы бороться с этим. Кто-то объявлял её другом, кто-то врагом, кто-то игнорировал, кто-то романтизировал. Я не находила в ней ничего особенного, она была со мной всю жизнь. Но когда мне было семнадцать, я обнаружила вдруг, что мне есть с кем её разделить, и теперь, когда я снова ощутила её, я пошла к тем, кому семнадцать, логично.
Ну ты-то умел сделать из неё нечто красивое и вечное, как стекло из песка.
А мы с Потаней в те времена были неприкаянными до жути, как подростки, которым негде. Нам было нужно не это, но тоже было негде. Всё было негде. Серьёзно, а где можно, скажем, потрепаться, когда на улице -20, в моём доме нет света, в её - отопления, наши родственники нас взаимно недолюбливают, у меня учёба и нет денег, у неё работа, но денег тоже нет, и всё это в темноте и по колено в снегу. А что-то прижало и потрепаться надо вотпрямщас. И иногда как раз по той причине, что на улице - 20, в моём доме нет света, и... и так далее. Конечно, у нас была вписка и были другие люди. Но иногда срочность слишком велика. Мы все были зависимы от обстоятельств, и даже телефоны были не у всех. Лично у меня даже городского не было.

И вот в совершенно другом месте и времени я лежу перед рассветом в прекрасном стеклянном дачном домике, в тёплой постельке, зарёванная и растерянная, внезапно снова неприкаянная, со смартфоном в руках, и рассказываю этим чувакам в чатике, что вот мол, всего несколько лет назад, чтобы выговориться, надо было встретиться. Нет, интернет уже был, но не у всех, а у тех не всех - не всегда.

И что вот одним из таких вечеров, совершенно непредсказуемо, мы оказались у Потани в Заводском, внезапно, в компании тебя, человека, который вроде как должен был находиться за сотни километров оттуда, да и мне, возможно несовершеннолетней, в таких местах и в такой компании зависать не полагалось. И там было очень холодно, очень неуютно (ну это гостинка в Завчике, кто понимает), довольно скудно в плане материального содержания нашей тайной вечери, да и отпущенного на неё времени. Но у нас была музыка, какое-то зелёное пойло, чёрная тягучая зимняя ночь и та сама неприкаянность, которая в такой концентрации начала прямо кристаллизовываться. И породила один из кусков той самой непонятной связи с тобой, которая спустя столько лет заставила меня плакать. С ума сойти, я помню мелодию и голос, хотя слова, конечно, забылись.
А ещё мы писали бумажные письма. Честно говоря, не помню, отправляли ли.
Когда я хотела поговорить с Потаней, я шла на остановку и ждала там трамвая, а потом пробиралась в кабину. А чтобы поговорить с тобой, нужно было или куда-то ехать, или ждать.

Да, конечно, это звучит очень романтично, ответила я в ответ на молчаливую реакцию чуваков из чатика. Но всё-таки хорошо, что теперь есть интернет, после размышления отвечают они. И я, неожиданно для себя, соглашаюсь. За окном окончательно светает. Я здесь, а они в городе, у каждого из них дома родители, которые точно не пустили бы их в три часа ночи перетирать за жизнь с 30-летними распивальщицами виски, не то что моя богемная мать.

Я ненавидела переписки до этого времени. Но тебе я всё равно не напишу. А Потаню всё равно буду ждать. Привычка. Как и это письмо, слишком долго пролежавшее в черновике.

(А ещё я поняла, что всё, что в моём творчестве не порождено неприкаянностью и любопытством, порождено желанием говорить о важном, но так, чтобы никто не понял, о чём именно я говорю, чтобы никто не понял, что это для меня важно, а просто тоже бы это почувствовал - и всё).
Tags: интернеты, йа, как-то раз, пичалька и скорбец, синий цветок
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments